May 19th, 2016

Маргарита Третьякова «Тень Тьмы»

5.
Он очнулся на рассвете. Глаза, адаптированные на ночной бой, едва не ослепли от солнечных лучей. Но удивлению его не было предела — его не растерзал Тень, не прикончил рыцарь — боец с нечистью. От магии, конечно, почти ничего не осталось, но это не беда — восстановится потихоньку. Зато рваные раны и поломанные кости зарастут не скоро.
Айрон попытался сесть… потер глаза — надо же, правда. Кто-то заботливо укрыл его одеялом, спасая от ночного холода.
— Ты жив, охотник? — Ирбис наклонился над своим спутником. Он немало странных вещей повидал за эту ночь: и стальные когти-клинки на пальцах Кляксы, и черную кровь из его ран, и моментально затягивающиеся раны. Но по сравнению со стеклянным драконом это уже не казалось страшным. — Ты мне жизнь спас! Ты самый лучший охотник на драконов во всем свете!
— Я не охочусь на драконов, — прохрипел Айрон, — и тебе не советую. Иначе у нас с тобой возникнут проблемы. Все еще не понимаешь? Смешные вы… люди-и-и.
Айрон стиснул зубы, но все же сделал рывок, поднимаясь на ноги. И уже в движении начал трансформацию — небольшая буря вокруг него стянула слой почвы, воздух, влагу, и под действием энергии Айрона, по его замыслу стала обретать форму. Весь этот материал превратился в вещества, названий которых он никогда не знал, и из них прямо в воздухе соткался полупрозрачный пока еще зверь с распростертыми туманными крыльями — как мираж, покачивающийся на ветру. В последний миг, стоя посреди призрачного силуэта, Клякса раскинул руки, и его тело распалось на элементы, создавая новую нервную систему для более крупного существа, отдавая ему свою кровь. И боль ушла…
Процесс завершился. Несколькими секундами ранее с земли поднимался еще человек, но теперь на его месте стоял, хватая зубастой пастью воздух, черный дракон. Последним отголоском эмоций, что испытывал он при превращении, стали громкий шипящий крик да судорожно разворачивающиеся крылья.
Ирбис застыл изваянием. Не было и мысли о том, чтобы вытащить меч.
— Ты… дракон? — пролепетал он и задумался, а может ли это создание говорить.
— А ты как думаешь? —
Collapse )